Июль 20, 2020

Вахтангов и «Габима»

B нашей газете мы стараемся печатать материалы, которые либо рассказывают о  нашей общине, либо написаны кем-то из членов нашей общины.            

Предлагаем вашему вниманию статью, написанную новым членом нашей общины Владимиром Ружанским, о котором мы уже писали в прошлом номере газеты.                       

Статья посвящена выдающемуся режиссёру, человеку, чьё имя носит одна из улиц в Тель-Авиве, армянину по национальности Евгению Вахтангову.

Взаимодействие двух великих народов — евреев и армян — всегда давало удивительные плоды. Это проявляется и в науке, здесь примером может служить знаменитый Институт физики в Армении или реализация крупных промышленных проектов в СССР  и в США. Да и браки между евреями и армянами рождают гениев — достаточно вспомнить бывшего чемпиона мира Гарри Каспарова или будущего чемпиона мира Левона Ароняна. А здесь речь пойдет об одном из примеров еврейско-армянского творческого союза.

История эта началась в польском городе Белостоке, где накануне Первой мировой войны местный учитель иврита Нахум Цемах организовал любительский театр, спектакли которого шли на иврите. Труппа гастролировала по всей Польше и имела огромный успех. Тогда у Цемаха возникла идея превратить коллектив в профессиональный. В 1917 году театр переехал в Москву, и Цемах обратился к Станиславскому с просьбой обучить труппу актерскому мастерству. Константина Сергеевича заинтересовала идея играть спектакли на библейские сюжеты на языке оригинала, но он был очень занят и передал труппу своему ученику Вахтангову.

Евгений Багратович тоже был перегружен, но все же взялся готовить из любительской труппы профессиональных актеров. Он отдавал этому коллективу много времени и сил, хотя знал, что в планах труппы переезд в Палестину. Чтобы работать с актерами более эффективно, Вахтангов даже брал уроки иврита у главного раввина Москвы Якова Мазе. Кстати, интересная деталь. После переезда Габимы в Палестину в этот театр стремились попасть еврейские актеры и из других стран, но кандидатуры рассматривались только в том случае, если актер мог без акцента, по-русски произнести: Владимир Ильич Ленин. Такова была специфика времени.

С труппой ивритского театра (еврейских театров в Москве в это время было два: Габима — на иврите и ГОСЕТ — на идише) у Вахтангова сложились самые теплые отношения. Актеры с гордостью называли себя вахтанговцамии не только в это время, но и после переезда в Палестину.  Вахтангов учил своих подопечных театральному мастерству, они знакомили его с тонкостями быта еврейского местечка… Особый успех театру принесла постановка пьесы «Гадибук», написанной еврейским драматургом Семеном Анским — Шлоймэ-Занвлом Раппопортом. В основе пьесы лежала древняя еврейская легенда о душе умершего злого человека — Дибуке, а сюжет был достаточно тривиальный: печальная история любви дочери богача и бедного юноши. Но в постановке Вахтангова пьеса прозвучала как шекспировская трагедия. Готовя этот спектакль, тяжело больной Вахтангов практически не спал, репетировал по ночам, досконально отрабатывал с актерами мимику, жесты… Премьера имела огромный успех, присутствовали Станиславский и Шаляпин. Премьера «Гадибука» состоялась за четыре месяца до смерти Вахтангова, 31 января 1922 года.

Потом, в 30-е годы театр с большим успехом гастролировал в Европе и США. Созданный Вахтанговым шедевр играли на сцене Габима в течение сорока лет, и это, пожалуй, и сегодня остается самым большим творческим достижением театра на иврите.

Сегодня Габима — это национальный театр Израиля, первый профессиональный театр на иврите, созданный армянином Вахтанговым.

Причиной оглушительного успеха Габимы являются, на мой взгляд, не только гениальность Вахтангова, таланты и преданность своему делу учеников Евгения Багратовича. Успех был заложен прежде всего в настоящих человеческих отношениях между Учителем и учениками, между Режиссером и его актерами.

Свидетельством тому являются теплые письма Вахтангова к своим подопечным и  искренняя благодарность учеников к своему Учителю. Мы приводим здесь выдержку из одного письма, дабы читатели сами могли почувствовать талант и человечность создателя Габимы.

Евгений Багратович обращается к актрисе театра, покинувшей Габиму:

«1 ноября 1918 г.

Простите, я не могу назвать вас по имени и отчеству, ибо я не помню отчества. Поэтому пусть будет так: Хорошая Старобинец! Если Вы хоть сколько-нибудь мне доверяете, если Вам хоть чуть дорого искусство сцены, то Вы отнесетесь к словам моим серьезно и сами с собой наедине продумаете то, что я скажу Вам, и ответите себе определенно, ясно до конца и решительно. Это нужно сделать, ибо то, в чем мы с Вами работаем, требует этой определенности……   Вы легко и свободно усваиваете. Вы сценичны. У Вас хороший темперамент. У Вас есть обаяние. Если Вы будете работать, тo через одну — две пьесы, через немного лет Вы можете стать хорошей артисткой, художником. А если Вы будете много работать, то можете, у Вас есть на это данные, стать большой артисткой. Я считаю это своим долгом сказать, как своей ученице, как полюбивший в Вас талант, как работающий в театре, как радующийся свету одаренных….Не делайте греха перед богом, не коверкайте своей жизни, принесите в жертву большому свои личные, может быть, сейчас и значительные для Вас интересы….. С искренним, теплым расположением к Вам, с полным пониманием Вашей женской души, чудесной и открытой, с незлобивым отношением к Вашему легкомысленному отношению к самой себе я решаюсь писать Вам это. Если Вы не продумаете это теперь же — будет поздно. И мы будем свидетелями того, как небрежно и легковерно растоптан божий дар, как высохло и погибло прекрасное, как нерасчетливо растрачено и разменено на мелочи то, что могло бы радовать людей. Это говорю Вам со скорбью, на какую только способно мое сердце.

Любящий Вас Е. Вахтангов.»

Сегодня, спустя почти сто лет после смерти великого режиссера, в Израиле помнят создателя национального театра на иврите и с гордостью говорят и пишут: “создателем Габимы был Евгений Вахтангов” Точка. Никаких пояснений здесь не нужно.

Владимир Ружанский. Ереван 2020